Четверг, 14-Дек-2017, 18:55 | Приветствуем Вас Гость | Вступить в Клуб Управдом! | Вход


Документы ЖКХ

Главная » Файлы » Разное » Судебные прецеденты

Конституционный суд о шпионских ручках
[ Чтобы скачать файл, войдите на сайт как пользователь
или зарегиструйтесь ]

Конституционный Суд объявил решение по нашумевшему делу о шпионских ручках


Производители и продавцы подслушивающих и подсматривающих устройств оспаривали нормы Уголовного кодекса. Один из заявителей просил признать неконституционным Перечень спецсредств, предназначенных для негласного получения информации. По мнению авторов обращения в суд, отсутствие ясности в законе не позволяет отграничить правомерное поведение от противоправного. Суд признал нормы не противоречащими Конституции.

Конституционный Суд РФ сегодня объявил решение по делу о шпионских ручках. Заседание по этому вопросу состоялось 16 февраля. Речь шла о проверке конституционности части 3 статьи 138 Уголовного кодекса РФ. Поводом послужили жалобы граждан С.В. Капорина, И.В. Коршуна, С.В. Миронова, Ц.И. Соловьева и А.Г. Трубина. Двое из них были осуждены по упомянутой статье, трое обвиняются в совершении этого преступления. Все заявители - производители или продавцы подслушивающих и подсматривающих устройств. По мнению авторов обращения в суд, отсутствие ясности в законе не позволяет отграничить правомерное поведение от противоправного.

Конституционный Суд РФ признал оспоренные нормы не противоречащими основному закону страны. Уголовная ответственность наступает за производство, сбыт или приобретение спецредств, предназначенных для негласного получения информации, если эти действия осуществляются без лицензии, а сами техсредства разработаны и предназначены именно для негласного получения информации, затрагивающей конституционные права личности.

Частью 3 ст. 138 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за незаконное производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Подобные спецсредства не могут находиться в свободном обороте, их разрешено использовать только сотрудникам правоохранительных органов и спецслужб в ходе оперативно-розыскной и разведывательной деятельности. Изготавливать, покупать и продавать их можно только при наличии лицензии ФСБ. К специальным устройствам относятся, например, приборы для негласного получения акустической информации, визуального наблюдения, прослушивания телефонных переговоров. Список подобных техсредств, подлежащих лицензированию, утвержден Постановлением Правительства РФ от 10.02.2000 №214.

На сайте КС РФ приводятся подробности дела и суть решения Суда:

История вопроса

1. Предприниматели из Петропавловска-Камчатского С.В. Капорин, из Коми Ц.И. Соловьев и житель Костромы С.В.Миронов обвиняются в незаконном приобретении и продаже устройств видеонаблюдения, закамуфлированных под бытовые предметы (шариковые авторучки и пульты авто-сигнализаций со встроенными видеокамерами и микрофонами). Предприниматели специализируются на розничной торговле техническими устройствами. Спецсредства они купили в свободной торговой сети и продавали в магазинах. Гражданин С.В. Миронов приобрел эти устройства через интернет также для последующей продажи. Все трое привлечены в качестве обвиняемых по уголовным делам в 2010 году.

2. Предприниматель из Зеленограда И.В. Коршун занимается производством профессиональной аудио- и видеозаписывающей техники. 10 февраля 2000 года за незаконное производство и продажу устройства дистанционного акустического контроля он был приговорен к штрафу в размере 200 МРОТ. Устройство обладало высокой чувствительностью, было закамуфлировано и могло быть обнаружено только с помощью специальных средств. Оно предназначалось для контроля срабатывания системы охраны (квартиры, офиса), и получало акустическую информацию. Суд посчитал, что предприниматель незаконно разработал свое изделие для негласного получения информации. Заявитель обжаловал приговор, однако его доводы были оставлены без удовлетворения.

3. Житель Архангельска А.Г. Трубин 22 мая 2008 года приговором мирового суда был осужден к 1,5 годам лишения свободы условно. Суд пришел к выводу, что изготовленное А.Г. Трубиным устройство (четыре радиомикрофона, смонтированные в футляре от губной помады) входит в перечень специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в ходе оперативно-розыскной деятельности. Для производства и сбыта таких спецсредств необходимо наличие соответствующей лицензии, которой у А.Г. Трубина не было. Жалобы заявителя были оставлены без удовлетворения, и приговор вступил в силу в январе 2010 года.

Позиция заявителей

Заявители полагают, что юридически неопределенные признаки оспариваемой ими нормы трактуются в правоприменительной практике произвольно. Это позволяет любой прибор для получения, передачи и регистрации информации отнести к предмету преступления.

Заявители указывают на неопределенность в вопросе о том, для получения какой именно информации должно быть предназначено устройство. Для негласного получения информации, охраняемой самой статьей 138 УК РФ (тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых телеграфных и ли иных сообщений) или для негласного получения любой информации.

Заявитель А.Г. Трубин оспаривает конституционность Перечня видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в ходе оперативно-розыскной деятельности. По его мнению, положения Перечня не отвечают требованию определенности правовых норм, поскольку также как и часть 3 статьи 138 УК РФ, они не содержат четких признаков, характеризующих технические средства как специальные, предназначенные для негласного получения информации.

Заявители полагают, что отсутствие ясности в законе не позволяет гражданину предвидеть последствия его деяний, отграничить правомерное поведение от противоправного. Правоприменителю же это позволяет произвольно трактовать данную норму закона и применять необоснованно широкие пределы его усмотрения. Следовательно, оспариваемые нормы не соответствуют требованиям четкости, ясности и недвусмысленности закона, а потому порождают правовую неопределенность, препятствуют единообразному применению закона, что ведет к нарушению конституционных принципов равенства и справедливости.

Позиция Суда

Конституционные права личности на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также на неприкосновенность жилища находятся под особой защитой Конституции. При этом хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Соответственно, сбор информации, сопряженный с нарушением этих прав, также не допускается...

...предусмотренная ч. 3 ст. 138 УК РФ уголовная ответственность наступает за производство, сбыт или приобретение таких специальных технических средств, которые предназначены (разработаны, приспособлены, запрограммированы) именно для негласного (т.е. тайного, неочевидного) получения информации, затрагивающей права личности, гарантированные Конституцией РФ.

Именно в таком смысле положение ч. 3 ст. 138 УК РФ признано не противоречащим Конституции России. Следовательно, исключено любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

Решения по делам заявителей, основанные на данном законоположении в истолковании, расходящемся с установленным Конституционным Судом РФ конституционно-правовым смыслом, подлежат разрешению в определенном законом порядке.

Добавим, что нарушение правил производства, хранения, продажи и приобретения специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, при наличии специального разрешения влечет наложение штрафа в размере от 4 до 5 тысяч рублей. Нарушение правил разработки таких технических средств также наказывается штрафом: для граждан – от 2 до 2,5 тысяч рублей с конфискацией технических средств, для должностных лиц - от 3 до 5 тысяч, также с конфискацией.

Напомним, согласно статьям 79 и 80 Закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде", решение Конституционного Суда окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. Правительство не позднее трех месяцев после опубликования решения Конституционного Суда вносит в Госдуму изменения или дополнения в закон, признанный неконституционным. Подобные законопроекты рассматриваются во внеочередном порядке.

Категория: Судебные прецеденты | Добавил: praktik
Просмотров: 3469 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавьте ваш комментарий:
Имя *:
Email:
Код *:

Вверх